Новый глава Роскосмоса отдает предпочтение завершению программы «Протон»

0
0

В своем первом интервью как глава российской космической корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин подтвердил сообщения о грядущем завершении пусков ракеты «Протон», обнародовал планы по реструктуризации и перемещению Центра им. Хруничева и предложил России сделать свой сегмент МКС более автономным.

Новый глава Роскосмоса отдает предпочтение завершению программы «Протон»«Мы должны теперь перейти на новое поколение ракет», — цитирует Рогозина в интервью, опубликованном государственным агентством РИА Новости. Эти усилия тесно связаны с продолжающимися планами поднятия ракетного предприятия «Хруничев».

Центр Хруничева строит ракету «Протон» и новую «Ангару». Помимо серьезных финансовых проблем, Центр был в центре неоднократных провалов России. Многочисленные сбои в работе «Протона» были связаны с отсутствием контроля качества на производственном этапе.

«Когда Хруничев одновременно выпускает как старые, так и новые тяжелые ракеты, — сказал Рогозин, — это неизбежно приведет к финансовому краху предприятия. Вечная государственная поддержка невозможна и неэффективна, поэтому нам нужно сосредоточиться на том, что является самым важным, и это ракета-носитель «Ангара» в легких, средних, тяжелых и — в будущем — сверхтяжелых вариантах».

Рогозин специально не назвал, когда «Протон» будет выведен из эксплуатации. Различные неподтвержденные отчеты в российской прессе говорят о дате с 2021 по 2025 год. Рогозин сказал только, что «задача следующая: произвести необходимое количество ракет «Протон» в соответствии с уже подписанными контрактами, а затем закрыть проект».

Рогозин не сказал, сколько ракет «Протон» заказано. Ракета нужна для коммерческих запусков на международном уровне, в том числе в рамках международных заказов из США, а также для российского правительства и военных. В 2016 году ILS заявила, что подписала свой первый контракт по «Ангаре» с корейским аэрокосмическим исследовательским институтом. Запуск состоится в 2020 году.

Президент компании Кирк Пишер сказал, что «только 1 миллиард долларов размещено в портфеле заказов и что компания продолжает продавать рейсы». Пишер сказал, что его манифест «растет с текущими заказами в 2022-2023 годах», и что компания готовится объявить клиента готового на «множественные запуски» на Proton Medium.

Вывод «Протона» с рынка также зависит от скорости, с которой Центр Хруничева может переехать из своего исторического места под Москвой в новый производственный центр в Омске, где расположен центр ракетного производства «Ангара». Только тогда будет дана твердая дата закрытия производственной линии.

После того, как будет завершено производство ракеты «Протон», часть московской территории Хруничева, вероятно, будет продана. Однако Рогозин сказал, что это вопрос обсуждения между Хруничевым и правительством Москвы.

На вопрос о том, что сотрудники Хруничева будут сокращены с 4256 человек до 1691 человек, Рогозин сказал, что вопрос чисто спекулятивный. Однако он сказал, что переход из Москвы в Омск — от Протона к Ангаре — повлечет за собой «концентрацию проектного и инженерного персонала» и предполагает, что новые должности могут появиться в других местах в Роскосмосе.

«Что касается административного персонала, — добавил Рогозин, — поскольку внедряются цифровизация и другие современные методы управления, потребность в развитой бюрократии будет уменьшаться, и это нормально».

Планы по МКС

Самая любопытная часть интервью Рогозина касалась еще незавершенного сегмента российской космической станции. Три модуля уже много лет находятся на разных этапах завершения на производственных площадках, что связано с некоторыми проблемами. Рогозин сказал, что модули застряли на длительной стадии тестирования.

«Я поставил перед собой цель поставить российский сегмент МКС в эксплуатацию. По словам Рогозина, «в целом мы откажемся от всех экспериментов, разработанных за последние 10 лет, поскольку они утратили всякую значимость».

Основной упор экспериментальной работы, по его словам, будет связан с усилиями по увеличению автономии и независимости российского сегмента от миссий по снабжению, запущенных с Земли.

Эти слова могут указывать на новую российскую космическую политику, т.е. «российский сегмент МКС должен быть готов работать отдельно».