Может ли крушение «Скиапарелли» повлиять на вторую часть ExoMars?

0
8

Многочисленные предположения спустя месяц после крушения посадочного модуля на Марсе пока не вносят ясность и не позволяют выстроить четкую картину того, что происходило в последние секунды перед приземлением. Ясно только одно, аппарат, который должен был открыть дверь для реализации второй части проекта ExoMars, свою задачу не выполнил. Он не смог осуществить мягкую посадку, а врезался в поверхность на большой скорости и вероятнее всего взорвался.

Может ли крушение «Скиапарелли» повлиять на вторую часть ExoMars?

И теперь ESA предстоит трудный этап борьбы за возможность осуществления второй части программы, самой интересной и основной. Помимо того, что европейскому агентству еще до аварии «Скиапарелли» не хватало денег на ее реализацию, теперь, после крушения, многие страны, входящие в ESA, задумываются вообще о целесообразности продолжения проекта.

 

История вопроса.

Программа ExoMars зародилась еще в далеком 2000 году. Изначально проект предусматривал отправку в 2011 году на Марс вездехода и неподвижной исследовательской платформы. Однако в результате хронического недофинансирования, ESA была вынуждена искать партнеров, первым из которых оказался американское Nasa. В 2009 году оба агентства объединились в этом проекте, который приобрел иной вид.

У агентств были планы провести две миссии на Марс: первая, связанная с выводом на орбиту модуля и посадкой метеорологической станции, а вторая, спустя два года, предусматривала отправку двух вездеходов. Но прошло три года и Nasa вышло из ExoMars, что опять заставило ESA искать партнеров. В 2013 году Россия стала сотрудничать с европейцами по этому проекту, с обязательствами предоставить ракетоносители в качестве средства выведения, посадочную платформу и приборы для исследований.

В итоге, все же удалось подготовить к 2016 году орбитальный аппарат и десантный модуль «Скиапарелли», названный так по имени итальянского ученого, наблюдавшего в 19 веке загадочные темные линии на Марсе, который он впервые назвал «каналами». За весь период подготовки к полету, неизменной осталась лишь его цель – найти там жизнь или окончательно опровергнуть ее существование.

 

Хроника событий.

Старт первой части ExoMars-2016 состоялся 14 марта. Тогда с помощью ракетоносителя «Протон-М» на межпланетную траекторию был доставлен перелетный комплекс в составе орбитального аппарат TGO (Trace Gas Orbiter) и «Скиапарелли». Потратив семь месяцев, комплекс достиг окрестностей Марса и подготавливался для разделения 16 октября, которое прошло успешно. Через три дня автономного полета десантный модуль начал спуск на поверхность, во время которого ему предстояло отработать технологию приземления.

После входа в атмосферу на скорости 21000 км/час ему предстояло выдержать 5 мин 53 секунды спуска. В процессе приземления планировалось задействовать верхний и нижний теплощит, 12-метровый сверхзвуковой парашют и девять малых двигателей, установленных по периметру «Скиапарелли». Что-то неожиданное произошло перед концом спуска, после того, как отошел верхний теплощит с парашютом и включились двигатели зонда.

Первый анализ показал, что большинство действий, необходимых для входа и спуска были успешно завершены, в частности, замедление со скорости 21000 км/час в верхней части атмосферы, развертывание парашюта и отделение нижнего теплощита. Парашютная фаза проходила идеально вплоть до своей последней точки.

Тогда же обнаружилось, что возникновение проблемы приходится на время, когда зонд отделил свой парашют и запустил двигатели, чтобы затормозиться для посадки на обширной экваториальной равнине – Плато Меридиани. Роботизированный зонд послал свой последний сигнал около 50 секунд до предполагаемой посадки, активировал радар и включил посадочные двигатели на 3-4 секунды, время, намного меньшее, чем необходимо.

Двигатели должны были отработать на протяжении 30 секунд, чтобы замедлить скорость спускаемого аппарата с 200 км/час до 4 км/час и на высоте 2 метров отключиться. Далее предполагалось его мягкое падение на землю и функционирование в течение 6-8 дней от бортовых аккумуляторов. Ландер был оснащен метеорологической станцией, тепловизором и множество технических датчиков.

Первое объяснение аварийной ситуации сводилось к тому, что парашют и верхний теплощит отделился раньше, чем ожидалось, на это же время приходится прекращение связи с аппаратом. Однако к данному выводу не хотелось прислушиваться. Многие верили, что все же «Скиапарелли», смог благополучно добраться до поверхности и не хотели вдаваться в подробности.

Но уже через день Mars Reconnaissance Orbiter примерно определил место крушения зонда около его запланированной экваториальной посадочной площадки. Еще через пару дней американский орбитальный аппарат определил его точное местонахождение со следами взрыва на поверхности, сделав несколько фотографий в цвете.

Стоит вспомнить о Trace Gas Orbiter, который закрепился на высокоэллиптической орбите и сейчас готовится к пробным исследованиям атмосферы и поверхности. В дополнение к его основной научной цели – найти или не найти метан в атмосфере – TGO должен стать ретранслятором, чтобы работающие вездеходы (как нынешние, так и будущие) на поверхности смогли надежно отправлять научные данные и принимать управляющие команды с Земли.

Начало второй части ExoMars намечено на июль 2020 года. ESA и Роскосмос согласились перенести пуск с мая 2018 году, как ранее планировалось, из-за того, что аппаратные средства и научные приборы не будут готовы вовремя. Ее цель – поиск жизни. Вездеход из состава ExoMars-2020 пробурит отверстие в грунте и попытается в подповерхностном слое отыскать какие-либо биомаркеры, подтверждающие наличие жизни в прошлом или настоящем.

Но крушение «Скиапарелли» может навсегда изменить планы по реализации этой идеи. Полученная информация о спуске должна была использоваться для осуществления приземления российской неподвижной платформы с вездеходом. И чтобы теперь не говорило ESA об успешном осуществлении основной задачи первой части – вывода на орбиту TGO, именно спускаемый зонд, а точнее его успешное приземление на Марсе, открывало дверь для финального этапа миссии ExoMars.

Теперь же ESA должно будет объяснить аварию на встрече государств-членов агентства в дESAбре, и надеяться на выделение 300 миллионов евро, чтобы профинансировать завершение работ по вездеходу ExoMars — 2020. Из положительных новостей стоит отметить позицию Италии, которая является основным инвестором программы ExoMars. Итальянцы готовы продолжить финансирование и внести свои 40% для завершения работ.