Судьба «Скиапарелли» по-прежнему не ясна

0
4

ESA все еще оптимистически смотрит на следующие восемь дней, надеясь установить связь с зондом, который сейчас находится на Марсе, но не передает сигналы на Землю. Отправленный на Марс вместе с Trace Gas Orbiter 14 марта ракетоносителем «Протон», произведенный итальянской компанией Thales AS, он сейчас молчит. Его цель, как технологического демонстратора, – стать первым европейским аппаратом, успешно приземлившимся и приступившим к работе на поверхности Марса.

Судьба «Скиапарелли» по-прежнему не ясна

Названный по имени итальянского астронома Джованни Скиапарелли, посадочный модуль должен был впервые приземлиться на Марсе во время сезона глобальной пылевой бури. Один из датчиков на борту корабля предназначался для измерения электрических полей в атмосфере, которые, как считают ученые, являются причиной возникновения пылевых бурь. Посадочная ступень была также оснащена аппаратурой для измерения плотности, давления и температуры атмосферы.

Предполагалось, что камера сделает изображения во время последней фазы спуска, компьютер включит метеостанцию, чтобы контролировать температуру, влажность, давление, понять скорость ветра и климатические условия в месте посадки на Плато Meridiani, относительно плоской равнине около экватора.

Что же произошло? Отделения зонда состоялось, как и планировалось, 16 октября. Не было каких-либо причин для беспокойства и в следующие три дня. Все приборы посадочного аппарата функционировали нормально. Но что-то пошло не так в последней фазе спуска, когда прекратилась передача оперативного сигнала маяка на огромный радиотелескоп в Индии. Управления полетом потеряло контакт с экспериментальным зондом, как раз перед посадкой.

Конструктивно «Скиапарелли» имеет форму летающей тарелки диаметром 2,4 метра. Он начал спуск в марсианскую атмосферу с 130-километровой высоты, как и ожидалось, в 14:42 (Гринвич) в среду, 19 октября. Зонд имел тепловой экран, парашют и девять маневровых двигателей для замедления скорости от 21000 км/час до нуля за 5 мин 53 секунды. Сигнал исчез после того, как произошло развертывание сверхзвукового парашюта, но он не показал, отделился ли парашют от аппарата и не содержал данных о телеметрии, которые могли обозначить корень проблемы.

«Мы принимали сигнал на этапе атмосферного спуска. В определенный момент он прекратился. Это случилось неожиданно, мы ничего не могли понять сразу, потому что этот очень слабый сигнал, принятый на Земле, поступал из экспериментального прибора. С точки зрения сверхзвукового входа, работы теплового экрана и работы парашюта, все было в порядке», – ESA.

Радиотелескоп в Индии никогда не предназначался для обмена информации с межпланетными аппаратами, работающими в дальнем космосе, но инженеры ESA добавили оборудование в среду, перед началом спуска, чтобы получать информацию в оперативном режиме о статусе полета. В противном случае, центру управления пришлось бы на протяжении суток ждать новостей от Mars Express о 577-килограммовом десантном судне, переживать и надеяться на успешное его приземление.

ESA надеялось, что новое оборудование, установленное на индийском радиотелескопе, дало сбой, и ждали записи радиосигнала маяка от орбитального аппарата Mars Express. По прошествии суток, информация, переданная Mars Express, подтверждала, что сигнал резко прервался незадолго (примерно за 30 секунд) до приземления.

«Данные, поступившие от Mars Express, подтвердили: зонд прошел большинство фаз спуска, но сигнал маяка исчез перед посадкой. Может быть много причин. Очевидно, что это не хороший признак, но нам потребуется больше времени и информации», – ESA.

О чем говорит время 30 секунд до приземления. Если посмотреть на план спуска, то это время включения силовых установок малой тяги. В этот момент, уже должен работать доплеровский радиовысотомер, в задачу которого входит сбор данных о высоте зонда. Информация о ней должна передаваться в бортовой компьютер, чтобы управлять девяти гидразиновыми двигателями, установленными по периметру зонда.

Маневровые двигатели должны были отключиться на высоте 2 метра от поверхности, и «Скиапарелли» просто мягко опустился бы на землю. Но первые детальные сведения говорят, что двигатели отработали всего лишь 3-4 секунды и отключились. Почему так произошло, причин может быть много. Это и ошибка программного обеспечения, некорректная работа радиовысотомера, да и самих двигателей.

Вышедший на орбиту TGO, материнский корабль «Скиапарелли», принимал полную телеметрию, а не только сигнал маяка. Когда данные от него возвратятся на Землю, картина прояснится существенно. Если приземление прошло неудачно, то TGO покажет, что было последней вещью, работающей хорошо.

Тем не менее, «Скиапарелли» оснащен аккумуляторами, способными снабдить его энергией на протяжении еще нескольких дней. ESA попытается войти в контакт с зондом, предполагая, что он находится на поверхности в нормальном состоянии, прежде чем его батареи разрядятся полностью…